Главная > Разное > Аристотелевская силлогистика с точки зрения современной формальной логики
<< Предыдущий параграф
Следующий параграф >>
<< Предыдущий параграф Следующий параграф >>
Макеты страниц

§ 11. История одной ошибки

Ошибочное определение большего и меньшего терминов, данное Аристотелем для первой фигуры, так же как и принятая им сбивчивая терминология, уже в древности были источниками затруднений. Проблема возникает уже в случае второй фигуры. Все модусы этой фигуры имеют отрицательное заключение, а первые два модуса, позднее названные Cesare и Camestres, дают общеотрицательное заключение. Из посылок присуще всякому и не присуще ни одному X» следует заключение «X не присуще ни одному а через обращение этого результата мы получаем второе заключение не присуще ни одному X». В обоих силлогизмах М есть средний термин, но как нам решить, который из двух оставшихся терминов, является большим термином, а который — меньшим? Существует ли больший и меньший термины «по природе» или же только «по соглашению»

Согласно Александру, эти проблемы были подняты поздними перипатетиками. Они видели, что в общеутвердительных посылках термин может быть большим по природе, потому что в таких посылках предикат по объему больше чем субъект, но это неверно для общеотрицательных посылок. Мы, например, не можем знать, который из терминов — «птица» или «человек», — является большим, потому что одинаково истинно и что «ни одна птица не есть человек» и что «ни один человек не есть птица». Термин, учитель Александра, пытался ответить на этот вопрос при помощи изменения значения выражения «больший термин». Он говорит, что из двух таких терминов — «птица» и «человек» — тот больший,

который в систематической классификации животных стоит ближе к общему роду «живое существо». В нашем примере таким термином является «птица». Александр прав, когда он отвергает эту теорию и ее дальнейшие уточнения, которые дает Термин, но он также отвергает и мнение, что больший термин является предикатом заключения. В этом случае, говорит он, больший термин не может быть фиксирован, так как общеотрицательная посылка обратима, и то, что до сих пор было большим термином, тотчас же становится меньшим, и от нас зависит сделать один и тот же термин большим или же меньшим.

Его собственное решение основывается на предположении, что, когда мы образуем силлогизм, мы выбираем посылки, уже имея в виду данную проблему, понятую как заключение. Предикат этого заключения есть больший термин, и тогда не имеет значения, обращаем ли мы потом это заключение или нет: по отношению к первоначально данной проблеме больший термин был и остается предикатом. Александр забывает, что, когда мы образуем силлогизм, мы отнюдь не всегда выбираем посылки для уже данного заключения, но иногда выводим из данных посылок новые заключения.

Эта проблема была упорядочена только после Александра. Особенно заслуживает внимания то, что писал по этому поводу Иоанн Филопон. Согласно Филопону, мы можем определить больший и меньший термины или

отдельно для первой фигуры, или для всех трех фигур вместе. В первой фигуре больший термин является предикатом по отношению к среднему, а меньший — субъектом по отношению к среднему. Такое определение, однако, не может быть отнесено к двум другим фигурам, потому что в них отношения крайних терминов к среднему однообразны. Мы должны, следовательно, принять в качестве общего правила для всех фигур, что больший термин есть предикат заключения, а меньший термин — субъект заключения. Что это правило является лишь соглашением, следует из другого места у Филопона, где мы читаем, что общие модусы второй фигуры имеют больший и меньший термины только по соглашению, а не по природе.

<< Предыдущий параграф Следующий параграф >>
Оглавление