Главная > Разное > Аристотелевская силлогистика с точки зрения современной формальной логики
<< Предыдущий параграф
Следующий параграф >>
<< Предыдущий параграф Следующий параграф >>
Макеты страниц

§ 2. Посылки и термины

Каждый аристотелевский силлогизм состоит из трех предложений, называемых посылками. Посылка есть высказывание, утверждающее или отрицающее что-нибудь о чем-нибудь.

В этом смысле заключение также представляет собой потому что оно высказывает что-нибудь о чем-то. Два заключающихся в посылке элемента — это ее субъект и предикат. Аристотель их называет «терминами», определяя термин (орос) как то, на что разлагается посылка. Первоначальное значение греческого слова брое, так же как и латинского terminus, - «граница» или «межа». Термины посылки — ее субъект и предикат — это границы посылки, ее начало и конец.

Таково значение слова и мы должны быть осторожны и не отождествлять это логическое слово с такими психологическими и метафизическими словами, как «идея», «представление», «понятие» или немецкое Begriff. Каждая посылка является либо общей, либо частной, либо неопределенной. «Всякий» и «ни один», будучи присоединенными к субъекту, служат показателями общности посылки; «некоторый» и «некоторый не» или «не всякий» — показателями ее частного значения. Посылка без такого показателя количества, то есть общности или частности, называется неопределенной, например «Удовольствие не есть благо».

В «Первой аналитике» о терминах ничего не говорится. Определение того, что такое общий и единичный термины, дано только в трактате «Об истолковании». Здесь термин называется общим, если он по своей природе таков, что может быть высказан о многих объектах (например: «человек»); термин, этим свойством не обладающий, называется единичным (например: «Каллий»). Аристотель забывает, что необщий термин не обязательно единичный, так как он может быть пустым, как, например, термин «козлоолень», который сам же Аристотель приводит несколькими главами ранее.

При построении своей логики Аристотель не принимает во внимание ни единичных, ни пустых терминов. В первых главах «Первой аналитики», содержащей систематическое изложение его силлогистики, упоминаются только общие термины. Александр справедливо замечает, что данное Аристотелем определение посылки применимо лишь к общим терминам и неприложимо к индивидуальным или единичным. Ясно, что термины общих и частных посылок должны быть общими. При этом Аристотель, конечно, не признал бы осмысленными такие выражения, как «Все Каллии — люди» или «Некоторые Каллии — люди», если в действительности имелся только один Каллий. То же самое следует сказать и о терминах неопределенных посылок: они также общие. Это явствует как из названия, выбранного для них Аристотелем, так и из примеров, которые он приводит. Человек, не решивший, будет ли правильно сказать: «Ни одно удовольствие не есть благо» или же только «Некоторое удовольствие не есть благо», — может, не определяя количества субъекта, заявить: «Удовольствие не есть благо». Однако и в этом последнем предложении термин «удовольствие» - все же общий термин, как и в двух предыдущих предложениях. На протяжении всего систематического изложения своей силлогистики Аристотель фактически истолковывает неопределенные посылки как частные, не констатируя явно этой эквивалентности. Последнее было сделано лишь Александром.

В аристотелевской системе логики неопределенные посылки не имеют никакого значения. Ни одно логическое положение, будь то закон обращения или силло

гизм, Аристотелем не формулировалось с такого рода посылкой. Глубоко правы были те из позднейших логиков, которые оставили только четыре рода посылок, хорошо известных каждому изучающему традиционную логику, а именно: общеутвердительные, общеотрицательные, частноутвердительные и частноотрицательные. При таком четырехчленном делении для единичных посылок не остается места.

<< Предыдущий параграф Следующий параграф >>
Оглавление